Не хочу жить на подачки пациентов. Почему молодой врач уехал и не вернется

0 0

Не хочу жить на подачки пациентов. Почему молодой врач уехал и не вернется

Фото Нурмухаммеда Эрматова

Нурмухаммеду Эрматову 30 лет. Он родом из отдаленного села Даргум Баткенской области. Выпускник Кыргызской государственной медицинской академии уже третий год изучает диагностику онкологических заболеваний на опыте американских врачей.

О новых подходах в лечении онкобольных, как медики в США справляются с распространением COVID и почему он не хочет возвращаться и работать на родине, Нурмухаммед Эрматов рассказал 24.kg.

Окончив КГМА, Нурмухаммед год проходил ординатуру в Национальном центре онкологии в Бишкеке. Затем решил получить опыт за границей. Изучив информацию о нескольких вузах, выбрал университет Миссури в Казнас-Сити (США) и поступил, сдав четыре экзамена.

— Вы не работали с больными COVID? Как американская медицина справляется с пандемией коронавируса?

— Я работаю в отделении диагностики онкологии, мы не были задействованы в лечении коронавируса.

Но наша больница принимает инфицированных. Естественно, все это в отдельной зоне. С самого начала распространения новой инфекции больница для своих сотрудников проводит конференции, получаем на emailразъяснения и информацию по COVID. Постоянно предупреждают о мерах безопасности на работе и вне, призывают воздерживаться от мест скопления людей.

Американская медицина, как и весь мир, на стадии изучения COVID. Паника в мире связана с неизвестностью многих аспектов влияния инфекции на организм человека.

Но уже известно, что вирус опасен для людей пожилого возраста. Знакомая медсестра в доме престарелых рассказала, что заразились 70 процентов постояльцев, к сожалению, 30 процентов из них умерли.

Особого ажиотажа среди медиков больницы в связи с распространением коронавирусной инфекции не заметил. Не знаю, какая статистика по всей Америке по зараженным медикам, но в нашей больнице я не слышал о заболевших среди коллег.

Отмечу, что число жителей города Канзас-Сити равно населению Кыргызстана.

— Есть какие-то привилегии у врачей, которые работают в «красной зоне»?

— Да, они получают тройную заработную плату. Кроме этого, надо еще учитывать, что медики в США имеют страховку.

— Почему вы выбрали именно Америку для обучения и работы? Кыргызские врачи чаще уезжают в Германию.

— Тоже в начале планировал уехать в Германию. Изучал немецкий язык, даже получил соответствующий сертификат. Но потом узнал о возможностях в США и решил попробовать. Два вступительных экзамена сдал в Турции, еще два — в Америке. Здесь ординатура бесплатная, еще выдают стипендию.

Не хочу жить на подачки пациентов. Почему молодой врач уехал и не вернется

Фото Нурмухаммеда Эрматова

Но я не единственный среди одногруппников, кто продолжает свою ординатуру за границей. Многие наши ребята учатся в Турции.

— Что вас вынудило уехать? В Кыргызстане вы бы уже были врачом, а не ординатором.

— Да, на родине я бы уже работал врачом. Но хотелось профессионально развиваться, узнать больше, получить опыт и поработать в другой среде.

Кроме того, не хотел зависеть от щедрости или от подачек пациентов, то есть не ждать их «благодарности». Ну вы понимаете, о чем я.

Медики в Кыргызстане не могут полагаться только на заработную плату. А заглядывать в карман пациента я считаю унизительным.

Нурмухаммед Эрматов.

— Чем отличается ординаторская в Кыргызстане и США?

— Разница большая, как говорится, небо и земля. В КР все решают знакомства, человеческий фактор. Например, если ты найдешь подход к преподавателю, то можно сказать, что место себе ты уже обеспечил. Будешь ходить и всю жизнь работать, но это никак не говорит о твоих профессиональных качествах.

В Америке в ординатуре за работой каждого следит личный руководитель. Он дает конкретные задания и определяет критерии оценки. Ординатор берет на себя ответственность, что все освоит, научится. Каждые три месяца руководитель оценивает работу, отмечает успехи, а также указывает на недочеты. В общем, никто просто так ради галочки тут не ходит. Ординатуру оканчивают те, кто набрался соответствующего опыта.

— Почему вы выбрали именно онкологию?

— Мне интересно развитие раковых клеток. Но, поработав с больными, я решил перейти с лечения на диагностику. Потому что морально очень трудно с онкологическими больными.

Не хочу жить на подачки пациентов. Почему молодой врач уехал и не вернется

Фото Нурмухаммеда Эрматова

— Как вы оцениваете уровень и методы лечения онкологических заболеваний в КР?

— В Кыргызстане часто после операции больного отправляют на химиотерапию, чтобы удалить остатки. Но их не должно быть. При удалении опухоли ничего не должно оставаться. В Америке после операции полностью изучают удаленную часть, смотрят не осталось ли что-то в организме. Собираются врачи разного профиля и обсуждают дальнейшее лечение больного. В КР этого не делается.

Самое страшное, что в Кыргызстане иногда лечения определяется в зависимости от платежеспособности пациента.

В США врачи не заглядывают в карман больного, об этом вообще не думают. Врач назначает необходимое лечение. Вопрос оплаты — это прерогатива администрации больницы.

В Америке стараются диагностировать рак на ранней стадии. Ведутся профилактические мероприятия. Каждые три года все женщины старше 21 года проходят бесплатный осмотр.

Есть разные пациенты, некоторые очень стараются выздороветь, прилагают усилия, другие — отказываются от лечения после диагностики.

Врачебные ошибки тоже бывают. Поэтому у нас есть страховка, в случае судебного иска больница оплачивает до $10 миллионов.

Нурмухаммед Эрматов.

У вас есть планы вернуться на родину и использовать свои знания в Кыргызстане?

— Пока нет у меня таких планов. Я буду набираться опыта, развиваться за границей. Не знаю, может быть, в будущем я передумаю.

— Чего вам не хватает в США?

— В начале мне было совсем одиноко. Позже познакомился с кыргызскими семьями, проживающими в городе. Тут их очень мало: буквально три-четыре.

Скучаю по своим родным, по друзьям и по национальной кухне.

Не хочу жить на подачки пациентов. Почему молодой врач уехал и не вернется

Фото Нурмухаммеда Эрматова

— Изменились ли вы за годы пребывания в Штатах?

— По моему мнению, мы, кыргызы, чуть грубоваты. По крайней мере я в США стал более мягким и вежливым. Здесь люди, несмотря на должности и положение в обществе, очень простые, ведут себя на равных, строго следуют законам и общим правилам.

У нас в университете каждые полгода проводится специальный курс по толерантности, где говорят о равных правах и взаимоуважении. Просят обращаться, если мы почувствовали хоть малейшее проявление дискриминации. Для всех одинаковые условия и требования, вне зависимости от того, что ты иностранец.


Источник

Оставьте ответ